?

Log in

No account? Create an account

bav_eot


До встречи в СССР!


Previous Entry Share Next Entry
Убийство Царской семьи: была ли санкция Центра? (Часть 3)
bav_eot
В прошлый раз мы выяснили что, со слов Яковлева, беспокоило Свердлова в ситуации в Тобольске. Мне кажется, что это выражено в следующих словах Свердлова: «Из-за этой возни Николай II уходит из поля зрения Москвы».


museiistEkb63-1339x1080.jpg


5. Перевозка Николая Романова
Уточнить ситуацию того диалога со Свердловым мы можем, благодаря тому, что он был воспроизведён Яковлевым ещё раз в другой форме:

- Ну, депо вот в чем, - прямо и решительно приступил к делу Свердлов. - Совет Народных Комиссаров постановил вывезти Романовых из Тобольска пока на Урал.
- Каковы будут мои полномочия?
- Полная инициатива. Отряд набираешь по своему личному усмотрению. Поезд специального назначения. Мандат получишь за подписью товарища Ленина и моей, с правами до расстрела, кто не исполнит твоих распоряжений. Только... уральцы уже потерпели поражение. Как только были получены сведения о подготовке побега Романовых, Екатеринбургский Совет отозвал туда свой отряд и хотел увезти Романовых - ничего не вышло, охрана не дала. Омский Совет со своим отрядом тоже ничего не смог сделать. Там теперь несколько отрядов и может произойти кровопролитие.
- А как велики силы уральских отрядов и охраны Царя? - прервал я Свердлова.
- Приблизительно около 2000 человек. Охрана около 250 человек. Там такая каша, надо ее скорее расхлебать. В Москве у нас недавно был представитель охраны некто Матвеев. Жаловался на положение, на безденежье, на враждебное к ним отношение некоторых отрядов. Тебе предстоит это все уладить. А самое главное - это то, что ты должен выполнить свою миссию чрезвычайно быстро. Скоро будет распутица, и если тронется лед, тогда придется отложить перевозку до установки пароходного сообщения с Тюменью, а это ни в коем случае нежелательно. Понял теперь, в чем твоя задача?

Из этого фрагмента мы видим, что:

1)     Яковлеву даётся мандат за подписью Ленина и Свердлова.
2)   У Свердлова несколько источников информации: кроме двух облсоветов есть ещё и разговор с представителями охраны.
3)   Свердлова беспокоит, что времени до весенней распутицы осталось мало, а тогда Романовых не вывезти ни дорогой, ни по реке.

Яковлев уточняет задачу:
«Чтобы окончательно убедиться в правильности понятых мною инструкций,  я спросил:
- Груз должен быть доставлен живым?
Тов. Свердлов взял мою руку, крепко пожал её и резко отчеканил:
- Живым. Надеюсь, выполнишь мои инструкции в точности».

Содержание миссии Яковлева до сих пор точно не известно и вызывает споры. Главный вопрос – было ли Яковлеву поручено везти Романовых сразу в Екатеринбург или первоначально планировалось везти их в Москву. Большинство источников говорит в пользу Екатеринбурга. Но некоторые свидетельства намекают и на Москву. Например, у уральских большевиков была такая навязчивая идея, но об этом после.

Итак, Яковлев собирает отряд из своих товарищей, с которыми прежде участвовал в экспроприациях. Он делает всё максимально быстро. Приезжает в Тобольск, с помощью мандата переподчиняет местные отряды, договаривается с охраной. Расположение последней было получено, в том числе и за счёт выплаты жалования, которого не было полгода. Яковлев произвел положительное впечатление и на Романовых. Приведу достаточно обоснованное мнение А. Авдонина, автора книге о Василии Васильевиче:

«Яковлев, неожиданно для тобольского окружения, проявил для многих необычайные манеры: держаться с большим достоинством, был элегантным, корректным (пригодилось знание иностранных языков) — всё это позволило ему обойти существовавшие там трения и барьеры и быстро решить поставленную задачу. Благоприятное отношение к нему было отмечено в дневниках Николая II, Александры Фёдоровны, П. Жильяра (преподавателя и, иностранных языков у детей Николая II, воспитателя наследника Алексея) и других, но в сопутствующем окружении представителей Уралсовета он вызвал обратную реакцию, представляющую Яковлева контрреволюционером: ещё бы! — он первым подал руку низложенному императору».

В Екатеринбургских отрядах начали судачить, что Яковлев хочев украсть Романова. Да и была ли у них вообще цель довезти Николая живым до Екатеринбурга.

Об этом собственно известно со слов председателя Уралсовета А.Г. Белобородова:

«…необходимо остановиться на одном чрезвычайно важном обстоятельстве в линии поведения Облсовета. Мы считали, что, пожалуй, нет даже надобности доставлять Николая в Екатеринбург, что если предоставятся благоприятные условия во время его перевода, он должен быть расстрелян в дороге. Такой наказ имел (командир екатеринбургского отряда) Заславский и все время старался предпринимать шаги к его осуществлению, хотя и безрезультатно. Кроме того, Заславский, очевидно, вел себя так, что его намерения были разгаданы Яковлевым, чем до некоторой степени и объясняются возникшие потом между Заславским и Яковлевым недоразумения довольно крупного масштаба».

Об этом же вспоминает Яковлев:

«Ещё при первой встрече с представителями Екатеринбурга Хохряковым и Заславским, последний заявил:
- Ну, товарищ Яковлев, нам надо с этим делом кончать.
- С каким? — спросил я.
- С Романовыми!»
Яковлев естественно резко одёрнул Заславского, сообщив, что у него от центра другие инструкции.

Дальше – больше. Перед выездом из Тобольска один из представителей Екатеринбурга предупреждает Яковлева, что тому лучше не садиться с Николаем, что, мол, если он это сделает – их грохнут вместе. Яковлев же демонстративно садиться вдвоём с Романовым. Всю дорогу до Тюмени будут прочёсывать его дозорные и екатеринбуржцы не решаться на нападение.
Прибыв в Тюмень 27 апреля, Яковлев телеграфирует Свердлову:

«Только что привез часть багажа. Маршрут хочу изменить по следующим чрезвычайно важным обстоятельствам. Из Екатеринбурга в Тобольск до меня прибыли специальные люди для уничтожения багажа. «Отряд особого назначения» дал отпор — едва не дошло до кровопролития.
Когда я приехал — екатеринбуржцы дали мне намек, что багаж довозить до места не надо.  …Они просили меня, чтобы я не сел рядом с багажом (Петров.) Это было прямым предупреждением, что меня могут тоже уничтожить. ...Не добившись своей цели в Тобольске, ни в дороге, ни в Тюмени, екатеринбургские отряды решили устроить мне засаду под Екатеринбургом. Они решили, если я им не выдам без боя багажа, то решили перебить нас.  …У Екатеринбурга, за исключением Голощекина, одно желание — покончить с багажом. Четвертая, пятая и шестая роты красноармейцев готовят нам засаду. …Если это расходится с центральным мнением, то безумие везти багаж в Екатеринбург.
…Итак, отвечай: ехать мне в Екатеринбург или через Омск в Симский горный округ. Жду ответа. Стою на станции с багажом».
 

Свердлов связывается через некоторое время и даёт согласие везти Николая в Омск. Для уральцев разворот Яковлева – подтверждение их подозрений. О ситуации тут же узнаёт Екатеринбург. Белобородов телеграфирует по Транссибу, что Яковлев контрреволюционер и требует его задержания. В Омске поезд с Романовыми готовиться встречать целая армия. Положение спасает то, что главой омского Совета оказывается товарищ Яковлева по партийной школе, который после некоторых объяснений отправляет свою телеграмму, отменяющую приказ Белобородова.

Яковлев связывается со Свердловым. Последний сообщает, что «груз» нужно передать представителям Уралсовета, что «с уральцами сговорились. Приняли меры – дали гарантии личной ответственностью областников».
Понятно ведь, что речь идет о гарантиях целости «груза».
Дальше Свердлов связывается с Белобородовым:

«Москва, 29 апреля. Все, что делается Яковлевым, является прямым выполнением данного мною приказа. Сообщу подробности специальным курьером. Никаких распоряжений относительно Яковлева не делайте, он действует согласно полученным от меня сегодня в 4 часа утра указаниям. Ничего абсолютно не предпринимайте без нашего согласия. Яковлеву полное доверие. Еще раз — никакого вмешательства. Свердлов».

Когда я прочитал эту телеграмму, у меня возник вопрос: зачем Свердлову несколько раз повторять свои указания?

То, что произойдёт дальше – достаточно известно. Яковлев привезёт Николая в Екатеринбург и под расписку передаст его, Александру Федоровну и Марию Александровну Белобородову. Дальше царская семья будет заключена в Ипатьевский дом, где 17 июля 1918 года они будут жестоко убиты без суда и следствия.

Оставим обсуждение этих событий на потом. А пока сделаем промежуточное заключение, что Екатеринбург изначально имел относительно Николая Романова и его семьи намерения убийства, и что его в этих намерениях не смог остановить «волшебный» мандат за подписью Ленина и Свердлова. А чтобы Белобородов правильно понял его распоряжение – не трогать Яковлева, Свердлов в телеграмме по несколько раз повторяет своё распоряжение.

То есть на лицо какое-то хроническая неподчиняемость Екатеринбурга.

Оригинал взят у cheremnykh_ivan в Убийство Царской семьи: была ли санкция Центра? (Часть 3)

Часть 1

Часть 2

Продолжение следует...