bav_eot (bav_eot) wrote,
bav_eot
bav_eot

Откровения львовского журналиста о донбассе

Львовcкая публика в шоке от дейcтвительной реальноcти Донбаccа…
Оказываетcя, город обороняют меcтные мужики c малолетними пацанами, а им на передовую жёны ноcят домашнюю еду. ГРУ и ФCБ нигде не видно.
Перевод-расшифровка пресс-конференции Юрия Лелявского от 12 мая
видео здесь: http://danieldefo.livejournal.com/410884.html
http://peremogi.livejournal.com/1161801.html#comments
В: Ведущая пресс-конференции, глава "Медиа Стар" Зоряна Иленко
ЮЛ: Юрий Лелявский
В зале "цвет" львовской журналистики.

Юрий Лелявский

Часть 1.
...
В: Это наш коллега, львовский журналист, который находился в Славянске. К сожалению, так случилось, что ещё 24 числа он был задержан в Славянске, после этого он находился в плену до пятницы включительно. В пятницу его наши друзья, коллеги помогли освободить, и сегодня он уже здесь во Львове. Пришлось, конечно, добираться разными путями, чтобы добраться сюда во Львов. К сожалению, о некоторых моментах мы не сможем рассказать, поэтому заранее прошу не спрашивать о том, как он добрался до Львова. Если есть какие-то вопросы, скажем, по поводу правоохранительной системы, это всё, пожалуйста, в горотдел Славянска, поскольку там есть соответствующие заявления и соответствующие объяснения, которые в последний день пребывания в Славянске Юрий Лелявский смог предоставить. Ну и сейчас всё-таки слово ему, ведь человек, находившийся в плену длительный период, на протяжении трех дней он был замотан скотчем, у него было человеческих возможностей существовать нормально, то есть не было возможностей питаться, питание, насколько мне известно, происходило от случая к случаю. К счастью, давали им воду. Опять-таки камеры разного рода, камеры как одиночные, как сырые, так и общие камеры, поэтому как бы более детально, думаю, вы сможете задать вопросы именно Юрию, и он сможет ответить. Прошу, Юрий.
ЮЛ: Добрый день. Непосредственно в Славянске я находился (нрзб) в плену пятнадцать ночей, я это считал, потому что меня задержали 25 апреля вечером, ещё было светло на улице, и когда мне натянули скотч на глаза и на руки за спиной, когда я понял, что задержан, уже стемнело, и с той поры я отсчитывал сутки своего пребывания в плену. Это было ровно пятнадцать ночей или пятнадцать суток. Как говорят, классические пятнадцать суток, как когда-то в Союзе хулиганов (нрзб) Ко мне лично относились там нормально, даже, я сказал бы, лояльно, даже в первые сутки задержания я был одет легко, мне было холодно, они, наверное, заметили, что я мерзну, и на меня накинули армейский бушлат, с которым я проходил все эти пятнадцать дней. И он, собственно, меня спас от холода, я не простудился, не заболел, и смог там просуществовать/ продержаться. (нрзб) задержания, так там происходит - человек, вызывающий подозрения, задерживается, его обыскивают, заматывают глаза скотчем, это в принципе как на любой войне бывает, наверное, такая стандартная процедура, не только в Славянске, возможно и американцы так делали, я читал - методы стандартные. Что я могу сказать наперёд, это главное для коллег-журналистов с Украины, что если кто-то хочет делать в Славянске репортажи, то во-первых, обязательно, первоначально, ещё не выезжая туда, связаться с местным (нрзб), провести аккредитацию, дадут добро, только тогда можете ехать и заниматься работой. Потом, если приехал, обязательно идти в пункт аккредитации, и тогда, значит, можно работать, иначе будете задержаны и попадёте туда, где был я. Так что не нужно делать никаких таких энтузиазмов, надеяться, что повезет, что (нрзб). В самом Славянске на улицах много журналистов, я так, когда меня везли, ещё видел. Но в основном это представители российских каналов там были, которым разрешили там работать.
В: Хорошо Юрий, и если можно, ты рассказывал о фактах пыток других людей, то есть к тебе относились более-менее лояльно, но к сожалению не относились лояльно к военным, бывшим в плену, и к представителям милиции, если можно, расскажи об этом..
ЮЛ: Со мной.. находился я, я так понимаю, в помещении СБУ в подвалах, но это были подвалы, не приспособленные для содержания людей, и уже места содержания людей сделали, когда начались боевые действия. Возможно, просто не хватало других камер. Со мной в первой маленькой камере находился сотрудник милиции, который я не знаю, по какой причине был задержан, и через некоторое время со мной находился офицер вооружённых сил Украины, который я не знаю, как он, по каким причинам, при каких условиях был.. как он был в плену, так же со мной были. Я иногда слышал, как проводились допросы, дознание задержанных, и эти задержанные сначала говорили, что попали в Славянск случайно, ехали по дороге, а потом признавались, что они получили задание либо заниматься разведкой, рисовать блок-посты, или какие-то там, не знаю, другие задания. Я сначала не понимал, почему такая строгость, потом понял, что там, действительно, кроме журналистов, под видом журналистов или фрилансеров или простых зевак туда приезжают или, короче, по военной терминологии, или разведчики или диверсанты, которых нанимают какие-то другие стороны, кстати, очень непрофессиональные, потому что они отлавливались один за одним. То есть, или они надеялись,что там всё будет легко, им за это предлагали деньги, они так говорили, что им давали, предлагали по две-три тысячи гривен, тогда нарисуй карту блок-постов, и таких ловили много. И их, наверно так, местная славянская контрразведка задерживала всех подозрительных лиц, наверное, считая, что это диверсанты или шпионы, и вот меня как раз за такого приняли.
В: И ещё пожалуйста, поскольку ты также рассказывал о том, что психологическое давление проводилось больше всего, и даже были факты стрельбы, факты жестокого.. побоев разнообразных людей, которые к сожалению мы уже видели неоднократно и по телевизору, и то, что ты рассказывал, и даже факты, что там приходилось копать ямы самим себе, расскажи об этом..
ЮЛ: Мне явно не приходилось копать, ко мне относились лояльно, но военный, который сидел со мной в камере, он говорил, что перед первым допросом, что его так.. сказали, что сейчас тебя расстреляют, то есть, ему завязали глаза, поставили расстрельный взвод, клацнул затвор, чтобы он быстрее рассказал, что от него требовали, его потом освободили, насколько я знаю, то есть вот так вот. Ну а во время допросов тех диверсантов, да, действительно, возле головы клацали пистолеты, звучали выстрелы в потолок, ну то есть как фильмы про вторую мировую войну, все видели как там, вот так приблизительно, так работают все спецслужбы, и СМЕРШ, и ФБР, и гестапо, методы всегда одинаковы..
В: Вопросы
(из зала): Юрий, как вы считаете, почему было лояльное отношение к вам, возможно львовская прописка?
ЮЛ: Почему ко мне было лояльное отношение, я сам удивляюсь..
В: Возможно я сумею ответить.. Он представлялся, как корреспондент РИА Новости, а РИА Новости, если вы понимаете, это московское.. ну и как бы, возможно..
(из зала): А можете, Юрий, озвучить?
ЮЛ: Конечно. Я действительно ехал в Славянск как журналист российского информационного агентства "Новости".

====
Часть 2
Также у меня была договорённость и для другого издания, для ZIKа. Я уже не мог о ZIKе, конечно, говорить, так как во-первых это слово ZIK там бы восприняли как "Зиг хайль", и тогда, возможно, мы бы с вами не встретились. Я назвал свою базовую редакцию РИА Новости. Наверное, мне нужно было взять документ от РИА Новости, но я его не взял по двум причинам. Во-первых, были слухи, что на подъезде к Славянску вроде бы стоит "Альфа" и ищут уже российских шпионов - увидят удостоверение РИА Новости и соответственно меня.. А во-вторых, у меня был довольно забавный случай, знаете, это вообще трагедия нашей Украины, что буквально за три дня до Славянска я ещё был в Киеве, я шёл по Крещатику в час ночи, в редакции работал, решил пройтись. Шёл по Крещатику как раз, по Майдану, и такие же самые камуфляжные парни, в камуфляже тоже меня тормознули и спрашивают "Что ты делаешь? Что ты гуляешь, если в стране военное положение" Я показал удостоверение РИА Новостей, (нрзб) "Ты шпион!" - ажиотаж такой, накрученный был и давай, мол, потянем его в "Майдан-полицию" - я так подумал, это удостоверение какое-то не.. Отпустили, и я решил его не брать. Думал, что если меня тормознут в Славянске, я в телефонном режиме выясню все эти...
З: Как вам удалось выбраться из плена? Это были какие-то переговоры, обмен?
ЮЛ: Я этого пока что сам не знаю.
В: Эти все вопросы ко мне. И к сожалению, в данную минуту я не могу рассказать все моменты. Единственное, что я могу поблагодарить тех людей, которые нам помогли, я в самом деле благодарна этим людям, а дальше посмотрим.
З: Вы были свободны когда, ещё раз?
В: В пятницу вечером. (9 мая)
З: В пятницу вечером.. Я ещё в субботу в середине дня говорила с вашей сестрой, она ещё ничего не знала.
В: Она ничего не знала, потому что я его привезла сегодня.
В: Родители не знали о местонахождении.
З: Почему не сообщали родителям?
В: Потому и не сообщали, потому что не знали, будет ли успешно проведена операция по его освобождению или не будет проведена успешно. В пятницу вечером именно там, чтобы вы понимали, на территории Славянска он был свободен. Но ещё он не был во Львове. Во Львове он сегодня и именно сейчас мы тут.
З: Скажите, а как вас представлять.
В: Руководитель агентства "Медиа Стар" Зоряна Иленко.
З: А как вы (нрзб) в спасении?
В: Коллега. Я думаю, что друзья - это большое дело, а поскольку я в своё время была криминальным журналистом, к счастью, ещё некоторые вещи остались..
З: То есть, это через ваши связи удалось?
В: Считайте, что так.
З: Расскажите ещё, пожалуйста, об условиях, какой был быт, возможно вам что-то разрешали, не разрешали эти пятнадцать суток.
ЮЛ: Быт там, можно сказать, спартанский. Мягко говоря. Сначала первые три часа я находился в так называемом общаке. Это не камера, это мы так камерой назвали. Это был подвал. Обычный подвал, который переделали под содержание людей. Потом меня перевели в маленькую камеру, в маленький блок, в котором я находился сначала с сотрудником милиции, потом - с военнослужащим, полковником. Потом в одну из ночей начался штурм, и там что интересно в Славянске днём всё спокойно, дети гуляют, а боевые действия начинаются по ночам. Каждую ночь стрельба, я уже научился.. Войну не видел, но я её слышал. Я научился на слух различать очереди автомата Калашникова, крупнокалиберные пулемёты, одиночные выстрелы, там гранатомёты били, и в одну из ночей, я так понял, правительственные войска прорвались очень близко, и нас всех, меня перевели в одну из.. в общую камеру, где стояли лавки. А когда я был в маленькой камере, то первые три дня приходилось спать на доске. Два таких пенька, между ними доска, и я на этой доске проводил.. старался заснуть.
З: У вас забрали мобильный? Вас кормили, не кормили?
ЮЛ: Конечно, у меня забрали все вещи, как при любом аресте, забрали все личные вещи, мобильный, камеру, всё забрали. Касаемо питания, что интересно. Понимаете, там в Славянске они себя называют народное ополчение, те люди, которые там стоят на баррикадах. И действительно, пока я там ходил, на баррикадах там стояли семьями. Я видел детей, наверное, старшего школьного возраста с обрезами, я видел, как бабушки приносили бульоны, борщи и говорили: "Поешь, поешь, тебе ж там ночь стоять". И комендантскому конвойному взводу им готовили еду их жены, сёстры, то есть им приносили домашнюю еду, не из полуфабрикатов, какую-то там "мивину", а эти борщи, кстати, очень вкусные, потом передавали нам в подвал в пластиковых таких тарелочках одноразовых, одноразовая ложка и стакан чаю. Я заметил, что стакан чая, маленький такой, очень поднимает настроение и согревает и психологически и физически.
З: Вы сказали, что были в общей камере. Сколько людей было, было ли страшно?
ЮЛ: Страшно конечно, нестрашно только неадекватным людям, а страшно всегда. Страх - это нормальное явление, он помогает адекватно воспринять всё. С людьми там текучка, одних приводили, других выводили. Были забавные случаи, когда к нам в камеру вообще, когда паренька из местной самообороны, из ополчения, наверно ему лет было пятнадцать, он стоял на баррикаде и до баррикады дошли слухи, что там в Славянске на той стороне есть Blackwater, то есть наёмники, нанятые правительством, чтобы бороться со славянским ополчением. Он полез ловить тех наёмников. Напоролся на мину, на растяжку, началась сигналка, его тогда взяли. И чтобы его наказать, за то что без разрешения, посадили к нам в подвал. И он там сидел, переживал: "Не понимаю, за что свои". Не понимает, что когда ребёнок шалит, его ставят в угол, и вот его поставили в угол (грозит пальцем).
З: Юрий, скажите пожалуйста, было ли много заложников?
ЮЛ: Людей было много. Когда я там был, там находилось то ли десять, то ли двенадцать людей, около того.
З: А на момент вашего освобождения сколько людей приблизительно было?
ЮЛ: Столько же и было.
З: А скажите ещё, пожалуйста, видели ли вы, пока были свободны, среди тех людей, которые вас задерживали, "зелёных человечков", "фиолетовых человечков" или ещё каких-то неукраинских человечков?
ЮЛ: Не знаю, там все были в разных видах камуфляжа, был и английский камуфляж, и немецкий..
З: Но судя по их произношению, можно ли говорить, что там были иностранцы?
ЮЛ: Понимаете, донецкое произношение, они также акают, и их произношение, их речь, очень напоминает российское, и потому мне было тяжело сказать, были ли это собственно местные донецкие люди или..
З: Но неужели не было видно по выправке, какие-то офицеры, сказать, что это ФСБшники, ГРУшники?
ЮЛ: Не знаю, возможно там и были ФСБшники.. Триколоры там были всюду.
З: А среди задержанных негры, вьетнамцы, азиаты?
ЮЛ: Среди нас был один цыган, которому дали задание нарисовать блок-посты.
З: Спасибо.
З: Юра, скажи пожалуйста, а ты как-то контактировал с самими сепаратистами, ты им объяснял, что ты никакой не диверсант, что они тебе отвечали? Почему они тебя держали? Что они тебе говорили?
ЮЛ: Я постоянно контактировал с конвойным взводом, с теми парнями, которые охраняли нас. Они говорили: "Мы всё понимаем, но наше задание тебя охранять и допрашивать, а всё решает начальство" Ты передай там начальству, дайте мне ноутбук, телефон, я свяжусь с Москвой, с руководством РИА Новости, и если надо удостоверение..

====
Часть 3
ЮЛ: Это было так: перед тем, как ехать в Славянск, я нашёл там знакомых, с ними переговорил, они сказали, что вроде всё спокойно, так что можно спокойно снимать и даже снимать, там термин такой есть "баррикадисты", тех что стоят на баррикадах, они себя называют "баррикадисты", можно их спокойно снимать. Я приехал туда, моя ошибка была, что надо было сперва походить, посмотреть, тогда возможно меня задержали бы на второй день, но я как увидел все те типажные кадры, дети с обрезами, в балаклавах, БМП на улицах, я так немного подошёл к ближней баррикаде, как требуют правила журналистики и спросил, можно ли взять комментарий. Увидел сцену, как пожилая женщина там кормит своего внука наверное, говорит: "Вот поешь, тебе там ещё ночью надо стоять - Бабушка, да не мешай мне", вот такая трогательная и немного суровая сцена. И я спрашиваю, можно ли комментарии взять, отвечают "Нет, нельзя, надо аккредитироваться", я спрашиваю "где?", показали "надо туда идти", наверно то горсовет, и я пошёл в направлении горсовета, и как раз по дороге вижу, вернее слышу, берцы стучат по тротуару, и меня уже останавливают парни постарше, я показал. И когда я открыл паспорт, в котором была львовская прописка, вот тогда меня уже.. "Аа, Львов, ты попал" приблизительно, и всё.
З: То есть, только из-за прописки?
ЮЛ: Да, наверное из-за прописки, она вызвала основное подозрение, хотя я объяснял, что если бы я был диверсант, то я бы не ходил так открыто, просил: "дайте мне связаться с редактором РИА Новости", дали сделать только два звонка.
З: Ещё уточни, в каких местах ты был, только в СБУ камерах или ещё где-то?
ЮЛ: В СБУ, да.
З: Подвал СБУ, просто в разных камерах?
ЮЛ: Да.
З: А кто-то из местного руководства выходил с вами на контакт?
ЮЛ: Не было.
З: То есть, никто не хотел с вами переговорить лично? Вы могли говорить только с теми охранниками, которые там были?
ЮЛ: Да.
З: Но фактически если бы не было (нрзб), они бы тебя и дальше не выпускали? Никаких ни обмена, ничего такого не предвиделось?
ЮЛ: Я сам не знаю всех обстоятельств своего освобождения.
З: На какой день пребывания в Славянске это было?
ЮЛ: Это получается на 15-ый день.
З: То есть там до того вы были 15 дней? Когда вас собственно взяли?
В: В первый день.
ЮЛ: В первый же день. Я приехал в Славянск наверное где-то в пять часов вечера. Кстати, приехал на маршрутке. Сел в обычную донецкую маршрутку, хотя я думал, что в Славянск уже нельзя доехать. Доехал, было много блок-постов, мы спокойно доехали в Славянск. Погулял немножко по Славянску, но недолго, и сразу же, наверное и часа не прошло, как был задержан, так как обратил на себя внимание. Обратил внимание и потому, что внешним видом отличался, там все были одеты, много людей в камуфляжах. А я был не по-военному одет, Славянск город маленький..
З: Скажите пожалуйста, видели ли вы или слышали голос журналистки Ирмы Кратт?
ЮЛ: Когда я был задержан, парни, сидевшие со мной, сказали что она тут была, находилась. Кажется, какие-то женские голоса я слышал, была ли то Ирма Кратт, я не знаю.
З: Скажите пожалуйста, выглядит так, что жители Славянска в большинстве своём поддерживают ту ситуацию, которая там сейчас есть, на блок-постах и на баррикадах стоят местные, женщины их охраняют, и есть информация, что местные получают деньги.. Какие деньги, какие суммы вы слышали, возможно?
ЮЛ: Знаете, то что в городе Славянске действительно 90% населения, возможно и больше, за баррикады, за, будем называть правильно, откровенно, отделение от Украины. Они нам говорили, что "мы живём своей маленькой жизнью, плохой или худшей", охранники, были моменты, когда мы общались, и тут на нас идёт Великая Украина, почему так. Они объясняли свою позицию. Единственно, что была пара тяжёлых моментов, бои были по ночам, и после каждого боя были потери, и мы больше всего боялись утром. Однажды к нам утром забежал солдат, ополченец с автоматом, у которого убили друга. И он после боя ещё не отошёл, клацнул затвором, и сказал, не буду повторять те слова, "вы фашисты, вы друга моего убили, я сейчас на вас отыграюсь" Вот тогда было действительно страшно, его начали успокаивать, такой момент был. Страшно было после каждого боя, что мы будем той грушей, на которой смогут сорвать стресс. Но всё там обошлось.
З: А в камерах те люди, которые вас допрашивали, это были из России люди?
ЮЛ: Не знаю.. Допрашивали так называемые "спецы", мы их так называли, а кто они были, из России или откуда - я не знаю.
З: Руководили ли они вы не знаете.. Скажите пожалуйста, не чувствовали ли вы, про чай что-то говорили, не добавляли ли вам какие-то наркотические вещества или на улице вы не видели - говорят, там шприцы валяются, то, о чём я говорила с людьми?
ЮЛ: Шприцов не видел. То был обычный чай. Чай с пакетиками и всё.
З: Вы общались в камерах, были ли ещё люди с запада Украины, со Львова возможно?
ЮЛ: Нет, со Львова не было.
З: Возможно, про Юрия Дяковского слышали, когда были в Славянске?
ЮЛ: Нет, не слышал, даже не знаю, кто это.
З: Нет его в живых.
З: То есть, вы без всякого удостоверения поехали журналистского?
ЮЛ: Нет, у меня единственное удостоверение, которое было - львовский журнал "Криминальное чтиво", это было удостоверение.
В: Надо было уточнить, что он фрилансер, что Юра фрилансер, он пишет и работает с разными изданиями, и понятно, что выполнял задания нескольких изданий.
З: Юрий, можете в общем рассказать касательно условий пребывания в заложниках, то есть, как это происходило, вам приносили завтрак-обед-ужин, когда были допросы, где вы спали? Вас не били, я так понимаю. Зачем вас задержали?
ЮЛ: Меня не били.
В: Били, ты сказал.
ЮЛ: Нет, меня не били. (нрзб) Это был, возможно, такой.. Может я там расслабился немного... Ко мне отношение было лояльным. Кормили - утром приносили завтрак, и вечером - два раза в день. Несколько дней было такое, когда я сидел в маленькой камере - приносили раз в день еду.
З: А что давали?
ЮЛ: Еда была такая: борщ или какая-то каша, в принципе такая стандартная армейская, кто в армии служил, тот знаеи, стандартные армейские блюда. Один раз мы были очень удивлены, когда до нас дошли слухи, что город Славянск в блокаде, в кольце, что хлеба нет, и нам принесли пластиковые тарелки и на них был настоящий салат из редиски, лук, сметана, майонез - мы так: "это нам?", испугались, может, это последнее. Витамины в таких условиях - больше чем витамины.
З: А как часто отпускали пленных?
ЮЛ: Кстати, отпуск пленных, то Балашова. Когда наконец-то за кем-то приходили, все, кто спал, просыпались и смотрели на это.. более того, даже охранники приходили смотреть, как человек выходит. Они всё равно понимали, что человек уходит, а они здесь прикованы. Даже для охранников это была вспышка позитива, когда человек выходит.

====
Часть 4
ЮЛ: Скажем так, потом мне уже разрешили, когда увидели, что я соблюдаю условия, то есть (ко) мне уже (сложилось) более либеральное отношение.
З: На какой день?
ЮЛ: Может на день десятый, где-то так.
З: Десять дней вы как бы были в темноте?
ЮЛ: Относительно в темноте. Там можно было так делать, чтобы что-то видеть.
В: По словам Юры, в начале там были и глаза скотчем связаны и руки скотчем связаны.
З: Вы выходили на улицу также с завязанными глазами?
ЮЛ: Да.
З: А есть, в туалет тоже с завязанными глазами?
ЮЛ: Ну... На улицу, да, тоже с завязанными глазами.
З: Но, в туалет?
ЮЛ: ..а потом развязывали..
З: А потом снова завязывали?
ЮЛ: Да.
З: Все вещи вернули?
ЮЛ: Все.
З: Что-то по журналистским (нрзб)?
ЮЛ: Всё вернули, да.
З: А вы туда с какими-то техническими средствами ехали?
ЮЛ: С видеокамерой, да.
З: И все съёмки остались?
ЮЛ: Я не успел произвести съёмки.
З: Ты для кого снимал? И для ZIK, и для РИА Новости?
ЮЛ: И для ZIK, и для РИА Новости, планировал.
З: Это было какое-то редакционное задание?
ЮЛ: Да, жизнь и быт окружённого в блокаде Славянска. Кстати, там были такие случаи, например, (нрзб) то ли с планшетом, то ли с айфоном, который принимал (нрзб), он показывал: "вот смотрите", открыл сайт, а там: "Город Славянск контролируют правительственные войска", "видите, вас контролируют". Или информация неправильная подаётся в средства массовой информации, то есть, мы под охраной, нас держат в подвале, а в интернете написано, что правительственные войска захватили город Славянск. То есть, нельзя верить всему, что пишут правительственные или другие ресурсы.
В: Вы понимаете, что Юра был частично ограничен в нормальном проживании, питании и уже с завтрашнего дня он будет лечиться, проходить медицинское обследование, уже управление.. пан Зуб.. напомните мне..
З: Начальник управления здравоохранения
В: То есть, уже подписали, что как бы предоставят какую-то помощь, то есть с завтрашнего дня он будет обследоваться, и я надеюсь, что уже до конца недели или уже со следующей недели он отдохнёт и сможет приступить к своим обязанностям снова.
З: Семью вы уже видели?
ЮЛ: Видел, да.
З: А психологическая помощь нужна?
ЮЛ: Мне нет, у меня всё в порядке.
З: А состояние здоровья, что надо проверять?
ЮЛ: Нет, у меня всё нормально. Кстати, там несколько раз заходили охранники, спрашивали, нужен ли врач. А одному парню, кажется, из Харькова, стало плохо, и как раз врачи его - я ещё тогда был в другой камере - приводили в сознание, и потом его, кстати, и освободили (нрзб) пытали (?)
З: Ну камера СБУ, да?
ЮЛ: Это подвал. Подвалы, разделенные на два.
З: А откуда вы узнали, что это подвалы СБУ?
ЮЛ: А я уже потом узнал.
З: От кого?
ЮЛ: (мнётся) В принципе, и слышно было
З: Слышно от кого?
ЮЛ: От задержанных, с которыми сидел, от разговоров сверху, когда меня вывозили, я кого-то спрашивал.
З: А можете вы рассказать, каким образом вас удалось освободить, я знаю, много журналистов, ваших коллег собрались в вашу поддержку, в частности, очевидно, и власть, и на ZIKе была большая статья, и ваш отец лично с мэром Славянска общался.. Каким образом удалось решить эту проблему?
ЮЛ: Парадокс в том, что наверное вы больше знаете, как меня освободили, чем я сам. Для меня это было..
В: Я уже сообщала об этом, занималось этим информагентство "Медиастар", и как бы на данный момент мы не можем раскрыть всех тайн, радуемся, что (он) здесь есть. Если есть пожелания, все запросы можно дать в Славянский горотдел милиции и думаю.. (нрзб)
З: Это было через милицию, да?
В: Это не было через милицию.
З: А через какие службы?
В: Это было через меня. Ещё вопросы?
З: (неразборчиво вразнобой)
В: Личные договоренности, не более того. Личные договоренности. Коллеги, я тоже журналист, и те вещи, которые я не могу сказать, я не могу сказать.
З: (неразборчиво о заложниках)
В: Я лишь благодарна тем людям, которые помогли это сделать.
З: Ну посмотрите, больше десяти дней тело Юрия Дяковского не могли забрать, тело.. Власть, всякие Аваковы, трам-пам-пам-пам.. А тут так легко удаётся..
В: На самом деле даётся не очень легко, иначе мы бы могли сделать это и в первый день, и во второй день, а не пятнадцать дней человек...
З: Возможно, тут Москва помогла, РИА Новости собственно в этой ситуации?
В: Ну скажем так, я не могу сейчас, ну поверьте мне.. помогли украинские коллеги, но они захотели остаться анонимными. Поэтому лишь благодарность тем людям, которые помогли, и на этом всё.
З: Украинские коллеги - коллеги ваши? Журналисты?
В: Неважно кто.
З: (кривит лицо)
В: Я понимаю, что важно, что для прессы это очень важная информация, так как я также журналист, ещё раз подчеркиваю.
З: Просто наше руководство будет требовать уточнённой информации..
В: Уточнённой информации н-е-т.
З: А когда можно будет узнать уточнённую информацию.
В: Её не будет никогда.
З: Я считаю, что ваше руководство могло бы что-то требовать, если бы ваше руководство лично поехало в Славянск освобождать Юрия Лелявского. Тогда оно могло бы что-то требовать. Руководство, которое ничего не сделало, не имеет права ничего *выговаривать*, спасибо.
З: Во время вашего пребывания никого не лишали жизни, все были живые?
ЮЛ: Да, даже нескольких передо мной освободили. Парней, двух киевлян, кажется. Один раз на пятый день... У меня лично то, что пугало - невозможность связаться с родными, сказать просто "я живой", всё. Я исчез, пропал без вести, мобилку отключили, и как раз совпадение - началась активная фаза боевых действий. Вот сейчас мои родители сидят возле интернета, возле телевизора, смотрят эти бои, а моя мобилка не отвечает. Что они будут думать? Это как раз больше всего.. Я просил охранников несколько раз - дайте мне возможность сбросить смску, сволочи, ну не получилось. Один раз был момент, когда мне сказали: "Всё, ты завтра выходишь". Я обрадовался, не мог всю ночь заснуть, ждал утра. Утро наступило, ждал снова ответа.
З: Скажите ещё пожалуйста, вы сегодня вернулись?
ЮЛ: Сегодня.
З: А когда именно?
ЮЛ: Утром.
З: У вас была возможность, хотя и маленькая, видеть российских журналистов на улицах Славянска, вы не видели их, нет?
ЮЛ: Нет, я был от силы час.
З: К чему я веду, я понимаю, на кого работают российские журналисты и почему они самоубийством жизнь начинают заканчивать, но хотя бы какой-то контакт с украинскими у них есть, они хотя бы здороваются с украинскими журналистами?
ЮЛ: Ну журналисты вообще люди такие что..
З: Или они вообще отдельно работают чётко на сепаратистов, на террористов и (нрзб)?
ЮЛ: Я не знаю..
В: Он не общался именно в Славянске, только в Киеве видел журналистов-коллег, а в Славянске он не успел пообщаться.
В: Единственное, что я могу сказать, добавить к тому, что Наталя задавала вопрос - если есть желание реально освободить человека, то на самом деле идут на контакт и освобождают. Другое дело, что некоторые лица во власти этим не занимаются, к сожалению. Если бы они более тщательно этим занимались, не было бы той ситуации, которая есть сейчас.
ЮЛ: Я ещё раз хочу подчеркнуть для коллег-журналистов, если кто-то хочет ехать в Славянск или в какую-то другую горячую точку, первое надо обязательно подумать, надо это или нет, потому что там уже не шутки, там уже жизнь человека как на войне - может бросить на землю, а может не бросить..

====
Часть 5
В: Также (нрзб), что Юрий живой, и что всё хорошо, ну так же есть некоторые юридические моменты, которые надо было согласовать, именно потому была задержка. Плюс элементарно человеку надо было принять душ и так далее, то есть, стоял вопрос, успевает ли он вычитать все эти вопросы или не успевает..
З2: Юрий, скажите, пожалуйста, то что происходит в Славянске, по вашему мнению - у вас было время подумать, пятнадцать суток там, то есть, кто в этом виноват, этот конфликт, можно ли было уже разрешить, выйдем ли к разрешению сегодня и как?
ЮЛ: Этот конфликт можно пока разрешить, если каждая из сторон пойдёт на путь переговоров. Силовой вариант не даст ничего. Силовой вариант приведёт только к затягиванию этой проблему, потому что эти люди, например, в один из (нрзб) до нас донесли информацию, что погибла беременная женщина, девушка, которая стояла на балконе, услышала стрельбу, и её родственники, брат, говорил, что я пойду мстить, как на Кавказе. И единственный путь ситуацию урегулировать хоть чуть-чуть, это переговоры. Силовой вариант, то есть, это..
З2: Только с местными, жителями Славянска нужно общаться
ЮЛ: Ну с жителями и руководствами, так как, например, когда я выезжал, я видел, как в фильме о Великой Отечественной войне, танки, БТРы, БМП, ряды колючей проволоки, вертолёты (вертоліти), я думал, такой вариант вряд ли эту ситуацию разрешит. Те люди, те, кто сгонял туда войска и рассказывает нам, что там сепаратисты, они обманывают народ Украины. Там не сепаратисты, там поднялись, говорю ещё раз, - не знаю, что обо мне сейчас скажут, но лучше говорить правду, - поднялся весь город, всё население города Славянска. Понимаете? Это не то что какие-то отдельные боевики, которым нечего делать, или там бомжи какие-то, это реально население города Славянск и окрестных сёл. Например, некоторые конвойные, с кем я разговаривал, он говорил, что я раньше был учителем музыки, а теперь я взял в руки автомат. Понимаете, если учитель музыки берёт автомат, это о чём-то говорит. Я его спрашивал: "Тебя заставляли?" "Нет, не заставляли."
З2: А что для них стало той последней каплей, что они это сделали?
ЮЛ: Они говорили: "Мы защищаем свой дом"
З3: А на них кто-то нападал?
З2: Это так, будто зомбировали российские телеканалы.. (нрзб) украинское правительство, что оно состоит из большинства (нрзб)
ЮЛ: Ну смотрите, например, уже когда был майдан, в декабре, я видел на митинге ещё до Нового года, выступал представитель одной из радикальной украинской партии, знаете, может вы видели, с косичкой такой, и говорил: "Донецкое быдло не будет нам указывать как жить". Так точно, да. И вот такие выступления звучали постоянно. Конечно, они тиражировались и настраивали людей подсознательно против. И эти выступления накладывались на символ украинской власти, это их, я не знаю, по каким причинам были такие выступления, типа "Донецкое быдло должно знать своё место", то есть, он угрожал не Ахметову, не Януковичу..
З2: То есть каждое такое действие, такая акция во Львове протест с лозунгами фашизма, оно только усиливает (нрзб)
ЮЛ: Да, конечно. И нельзя сказать, что их накрутила Россия, их накрутили эти некоторые радикальные выступления наших псевдопатриотов, которые, кстати, туда даже не поехали освобождать от сепаратистов Славянск, в таком плане, понимаете. То есть, это не сразу возникло.
З3: А вы можете оценить как-то социальный статус этих людей? Есть ли там реально представители среднего класса, как было на Майдане? Или, например, бизнесмены, которые много зарабатывают, или это просто низы, какой у них уровень культуры?
ЮЛ: Кстати, об уровне культуры. Я например сам был в плену стереотипов и считал, что Донецк, в Донбассе люди довольно низкого интеллектуального уровня, но например я слышал разговоры охранников, некоторые даже не закончили ПТУ, у них была довольно красивая такая литературная речь, знаете, не сленговые выражения какие-то там, даже те, кто институтов не заканчивали. Говорят, сам Славянск, там были представители всех слоёв населения, учителя в этом всём ополчении, и музыканты, реально все слои населения там были.
З3: Тогда вопрос, который следует, например, если анализировать Майдан, то финансирование Майдана - там были пожертвования - это были люди, которые богаче, финансировали это. А как там, откуда деньги на автоматы, откуда автоматы, откуда это всё.
ЮЛ: Ну автоматы были наверное захвачены в райотделах или военных частях, то есть автоматы вообще не проблема, тем более сейчас в Украине. А кто кормит, как говорят, питаются они тем, что даёт земля, с огородов, они выживают. Славянск сейчас живёт плохо, я слышал разговоры.
З4: Скажите пожалуйста, перед тем как вас отпустили, с вами проводили беседу? Вот вы рассказываете, что ополченцы представлены слоями населения, человек, который десять дней был с завязанными глазами, как вы об этом узнали?
ЮЛ: Да, я с ними разговаривал. Это были обычные стандартные разговоры. Слышали такой термин "стокгольмский синдром"?
З4: Вы были заключены в обществе некоторых захваченных людей. В то же время вы говорите "учителя, музыканты", то есть из 800 людей вы делаете вывод по 10 знакомым или по нескольким сотням?
ЮЛ: После каждого боя они заходили к нам, с нами общались, охранники.
З2: Я хочу уточнить вопрос..
ЮЛ: Конечно, я не говорил с каждым жителем города Славянска..
З4: Я ещё раз спрашиваю, с вами говорили как с журналистом, например комиссар?
ЮЛ: Нет.
З2: Давили ли на вас?
ЮЛ: Нет, давления не было.
З5: Скажите пожалуйста, мы все знаем, все видим видеосъемки, все видим фотокарточки, что в Славянске воюют страшные немытые необразованные шахтёры, которые разговаривают матом, вокруг лежат шприцы, они наркоманы, они колются, они горстями глотают колеса, а по вечерам насилуют бедных несчастных украинок. Неужели вы их не видели? Ведь мы их все видим, а вы - нет. (возмущённо) Неужели вокруг вас не было ни одного немытого матерщинника-шахтёра со шприцом в жопе, извините?
ЮЛ: Я думаю, наркоманов там столько же, сколько и во Львове. Наркомания - это вообще проблема на всей Украине.
З5: А возле вас не было ни одного? Как жаль. (смех в зале)
ЮЛ: Возле меня, представляете, не было ни одного наркомана.
З5: Боже, какое горе.
З6: Планируете ли вы снова возвращаться в горячие точки?
ЮЛ: Да.
З6: Куда?
ЮЛ: Можно, я пока не буду это разглашать, чтобы не сорвать, опыт уже есть, я уже знаю, как надо поступать, чтобы не попасть в плен, а даже если и попаду, или, не дай бог, кто-нибудь из вас попадёт, то не надо терять надежду, нужно перенести это спокойно, успокоить себя, это как бы такой маленький промежуток, в котором можно обдумать свою жизнь, и свой путь.
З7: Такой вопросик. В подвальной камере СБУ вы были без средств связи, без банального мобильного телефона. Каким образом своим спасителям вы сообщили, что с вами произошло, куда вы пропали, где вы находитесь, то есть, что улучшило поиски?
В: Я понимаю, но Марийка, реально не могу я отвечать на такие подобные вопросы, и не позволю отвечать Юрию. Он реально сам не знает, каким образом он оказался во Львове.
В: Всем спасибо, что пришли. Кто хочет чаю, кофе, мы можем вам предложить.


Tags: Донбасс, Львов, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments