bav_eot


До встречи в СССР!


Previous Entry Share Next Entry
«Это называется разбой»
bav_eot
Галина Охлупина.JPG

Журналист городского портала «Е1» встретилась одним из авторов Краснознамённой группы Галиной Охлупиной. Сам монумент был варварски снесён в ночь с 25 на 26 января 2013 года по распоряжению администрации Екатеринбурга. Галина Охлупина рассказала о том, как создавалась Краснознамённая группа и как она относится к тому, что её снесли и до сих пор не вернули на место.

Уже много лет Галина Охлупина, ученица известного архитектора Константина Бабыкина, живёт вдали от Екатеринбурга в небольшом посёлке за Ревдой. Она занимается садом, строит дом (не сама, конечно, с помощью детей) и пишет картины. Сегодня она художник, а не архитектор, но в прошлом Галины Фёдоровны есть один проект, который знаком каждому екатеринбуржцу, – Краснознамённая группа, стоявшая на Плотинке до 2013 года.

Красные шпили, обрамляющие Орден Ленина (его убрали ещё в 2009-м), были видны и с проспекта Ленина, и с берегов Исети. Хотя по задумке автора они были совсем не красные. Мы расспросили Галину Охлупину о том, какой должна была быть группа, как она узнала о сносе шпилей и что думает о новом Ордене Ленина.

Галина Фёдоровна окончила стройфак УПИ в 1955 году, это был третий выпуск архитектурной специальности на Урале, говорит она. По распределению попала в "Гипроторг", откуда ушла со строгим выговором. Подвёл хлебный магазин, который ей поручили оформить.

– Я решила сделать потолок синим, ультрамариновым, с белыми бусинками. Легкий классический орнамент. И мне за этот орнамент влепили строгий выговор, потому что это излишество, – рассказала архитектор. В тот год Никита Хрущёв подписал постановление "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве", положившее конец сталинской классике и открывшее эпоху типовой архитектуры. Орнаменты в хлебном в неё не вписывались.

Через несколько лет Галина Охлупина начала работать в Институте технической эстетики, где было больше простора для творчества. Там в 1974 году её и "нашёл" проект Краснознамённой группы для оформления Ордена Ленина, который Свердловск получил годом ранее. Это была высшая награда в СССР, которую присуждали и людям, и предприятиям, и кораблям, и городам, и областям – за особо выдающиеся заслуги в революционном движении, трудовой деятельности, защите Отечества, развитии дружбы и сотрудничества между народами, укреплении мира.

Директором уральского филиала Института технической эстетики и дизайна (ВНИИТЭ) в те годы был Ролен Андрианович Шеин, ему поручили проектирование оформления Ордена Ленина в центре города.

– Из командировки из Ленинграда Ролен Андрианович привёз от студентов "Мухи" (Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. И. Мухиной. – Прим. ред.) эскиз – группу из трёх шпилей для ордена Ленина, – рассказывает Галина Фёдоровна, ей поручили разработать эскиз проекта. – Я посмотрела, что это очень жидкая композиция для ордена, и стала работать над ней.

– Сколько времени заняла работа?

– Я как-то очень быстро сделала, может быть, неделя дана была мне всего-навсего. Тогда же всё быстро надо было.



– Как пришли к такому варианту?

– Архитектурным взглядом я посмотрела так, чтобы группа не терялась в этом большом пространстве. Шпили у меня по проекту должны быть выше метра на полтора-два, они бы и смотрелись лучше. Но конструкторы завода чуть-чуть пониже сделали, согласовали с Роленом Андриановичем, с главным архитектором Свердловска Геннадием Ивановичем Белянкиным, со мной. Остановились на такой высоте.

И по моему варианту шпили были не красные, а блестящие, белые – из нержавейки. Такая форма летящая должна быть. Как Орден, только светлая. Но потом решили, что она должна быть красная, это уже Шеин с Белянкиным сообразили, что надо из этих шпилей сделать знамёна.

– А по вашей задумке это были не знамёна?

– В моем варианте это был символ борьбы. Да, знамена, но не красные, а революционные, как штыки. Но они решили иначе, и я согласилась. И получилась такая вещь. На красном фоне орден неплохо смотрится, но, если бы он был на светлом фоне, а сам – цветной, было бы тоже неплохо.

О том, что шпили Краснознамённой группы демонтировали, Галина Охлупина узнала из новостей.

– Конечно, у меня оборвалось всё немножко, – признаётся она. – Такую доминанту потеряли. Ну не хотите вы её красную, сделайте блестящую. Она бы держала всю Плотинку, всю композицию. Но у нас ведь как: кто придёт к власти, грамотный-неграмотный, у кого что как в мозгах повернётся, то мы и получаем. Флаги поменяли, историю тоже решили поменять, но как её изменишь? Что же мы сейчас – будем все особняки сносить? Очень много в городе произведений Бабыкина Константина Трофимовича, моего учителя, мы их тоже должны сносить все, что ли?

– А что, на ваш взгляд, ещё можно поставить на месте группы?

– Не знаю, честно говоря, не думала об этом. Ну пусть предложат другую хорошую композицию сюда, чтобы она была достойна и не хуже этой. Но здесь должна быть мощная группа, чтобы с зеркалом воды держалась и с архитектурой, с пространством. Всё-таки зря они её убрали, я считаю. Не потому, что я делала эту композицию, а просто она была масштабная. Не нравится красная – сделайте её блестящей, сделайте как штыки. Потому что мы всегда боролись за свою страну, свою жизнь. У нас никогда не было спокойных лет.

Тут много можно рассуждать, но самое главное, что время нельзя затаптывать. Надо ко времени относиться очень осторожно, потому что каждая эпоха несёт свои положительные, а иногда и отрицательные стороны. Но, я считаю, воспитание поколений должно быть. Или то, что сейчас строим, потом тоже будем разрушать? Нет, надо беречь то хорошее, что создано нашими предками.

– Как вы думаете, есть шанс, что группа вернётся на своё место?

– Вы знаете, это зависит от того, насколько общественность будет сильна. Если она будет жидкая и не поднимет историю, не докажет современным властям, тогда ничего и не будет. А если докажут, тогда другое дело. Пусть сделают, в конце концов, другую композицию, которая будет лучше этой на этом месте. Потому что здесь, на Плотинке, должна быть какая-то ось, обязательно.

– А как вам новый Орден Ленина, установленный возле железнодорожного вокзала?

– Он там не смотрится совершенно, видела я. Это же вообще кошмар, там ни композиции, ничего нет. Фитюлька серенькая на сером фоне. Самое настоящее издевательство. У людей, которые это делали, совершенно нет композиционного мышления.

Сейчас Галина Фёдоровна ходит на собрания общества по восстановлению Краснознамённой группы и надеется, что эта "общественность" окажется не "жидкой".

– Вам было очень обидно, что так обошлись с Краснознамённой группой? – спрашиваю, когда архитектор рассматривает фото, на котором шпили свалены в кучу на снег.

– Это называется разбой, – отвечает она. – Да, я очень переживала, но если я так эмоционально буду расстраиваться… Мне всё-таки хочется ещё пожить, – засмеялась Галина Охлупина.

Оригинал публикации: http://www.e1.ru/news/spool/news_id-442697.html


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal уральского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Скажем правду : этот памятник был уродливым. На плотинке его жестяные красные шпили казались чужеродными и не несли никакого смысла.
Даже камень,изображающий пламя факела внизу,у водопада плотины,установленный в 1976 --лучше.
Я закончила Свердловский архитектурный институт в 1984,работала в Свердловске.
Помню,что в 90-е и нулевые Краснознамённая группа выглядела облезлой, неухоженной.
Мне всё равно жаль,что снесли её,потому что наглый произвол противен. Можно было бы установить в этом месте другой монумент, но связанный с прошлым, с социализмом.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account