bav_eot


До встречи в СССР!


Previous Entry Share Next Entry
«Вклад "Ельцин-центра" в музейное дело – это нечто пренебрежимо малое»
bav_eot
image_big_88351.jpg
 
После нескольких скандальных заявлений о "Ельцин-центре" и бурной переписки с его учредителями режиссер Никита Михалков едет в Екатеринбург. Здесь он, возможно, посетит, наконец, злополучный музей. В "Ельцин-центре" тем временем заявляют, что собираются предъявить именитому режиссеру иск о клевете. Суть его в том, что в своем открытом письме Михалков процитировал текст заметки Накануне.RU и указал замдиректора центра Никите Соколову на недопустимость реабилитации "власовцев". Между тем, если верить словам режиссера, то в Центр ЕБН он если и зайдет, то вовсе не для обсуждения взглядов конкретного историка, а для того, чтобы попытаться убедить руководство учреждения сделать экспозицию о Ельцине и материалы об истории России объективнее. Соответствующее предложение он озвучил уже на заседании Совета Федерации. Впрочем, в центре Ельцина ответили на это предложение Михалкова. По словам Никиты Соколова, "профессиональные историки" никогда "не согласятся с фантазиями" Михалкова и его экспертов.

Пока же апологеты "Ельцин-центра" выстроили в медиа довольно странную защиту. Конфликт вокруг скандального музея подается ими так, как будто его противники выступают против новых культурных пространств, свободных дискуссий, общедоступных лекций, образовательных проектов и… новогодних утренников. В своем открытом письме Михалкову Наина Ельцина, жена первого президента РФ, спрашивала режиссера: "Елки, Дед Мороз, театральные постановки... Это что – "инъекция разрушения национального самосознания?" Любопытно, что когда речь идет о самом содержании музея, руководство "Ельцин-центра", с одной стороны, прикрывается "профессиональными историками", именитыми музейными работниками, участвовавшими в создании пространства центра, а, с другой, говорит о его полезной развлекательной функции для города. С просьбой разъяснить, в чем ценность центра Бориса Ельцина как музея, Накануне.RU обратилось к известному военному историку, в прошлом научному сотруднику Эрмитажа Климу Жукову.

Вопрос: Режиссер Никита Михалков предложил собрать группу историков, чтобы проанализировать экспозицию "Ельцин-центра" и изменить ее, с целью сделать хотя бы немного объективнее. В ответ замдиректора центра Никита Соколов заявил, что  "наполнением экспозиции занимались в высшей степени квалифицированные специалисты", а "профессиональные историки" просто "не согласятся с фантазиями" экспертов Михалкова. "Ельцин-центр" бравирует своей эксклюзивностью и репутацией в музейном сообществе, как Вы считаете, объективно "Ельцин-центру" есть чем гордиться, каков его вклад в музейное дело?

Клим Жуков: "Ельцин-центр" как музей существует больше года, и потому ни о какой репутации музея не может идти речи. Репутация музея складывается десятилетиями. Годами проводятся выездные и собственные выставки, формируются экспозиции, наращиваются музейные фонды, люди занимаются их популяризацией. Внутри самого музея все это время идет общение между коллегами и складывается определенная "тусовка". У Эрмитажа репутация – столетия. Эрмитажу уже 200 лет.

Все, что мог "Ельцин-центр" сделать за год своего существования -  появиться. Он, собственно, и появился. Когда кто-то в "Ельцин-центре" говорит, что у него есть какая-то репутация, как у музея, - это переоценка возможностей, ошибочное восприятие реальности, детская бравада. Нет у них еще ничего.

Объективно, по своему вкладу в дело музейного сообщества, в музейное дело, они еще не сделали ничего. Вклад "Ельцин-центра" – это ноль, ну или какая-то величина, стремящаяся к нулю или от нуля, нечто пренебрежимо малое.

Другой момент. Если вдруг какой-то ответственный музейный работник, организатор выставок говорит, что экспозиция его музея – есть что-то идеальное, что никак нельзя изменить в лучшую сторону, значит, человек или непрофессионал, посторонний для музейного дела человек, или просто жулик. Нет такого музея, экспозиция которого не нуждалась бы в модернизации или улучшении, не поддавалась бы изменению в сторону более объективной картины происходивших событий.

Музей, который не модернизирует свою экспозицию, это не музей, а пещера Али-Бабы, в которую сложили ценные вещи и они там лежат.

Модернизация экспозиции - это фон работы нормального научного учреждения экспонирования, если работа по улучшению не ведется, это, повторюсь, просто склад, или, как говорят у нас в Эрмитаже, "кладбище".

Вопрос: Ряды противников "Ельцин-центра" пополнились режиссером Никитой Михалковым, как Вы относитесь к такому союзнику, будет ли он полезен?

Клим Жуков: О том, что Михалков там заявил… Откровенно говоря, чья бы корова мычала. В 90-е годы это был человек приближенный к Ельцину, если в данном случае он критикует "Ельцин-центр" не как музей, а как политическое событие, то хочется напомнить, что он к этому политическому событию причастен самым непосредственным образом, он в 90-е был, жил, кормился, в том числе и благодаря личным контактам с Ельциным.

Слушать Михалкова касательно "Ельцин-центра" не стоит, хотя бы потому, что это просто человек необъективный, и права говорить о "Ельцин-центре" как о политическом событии у него просто нет, мне кажется.

Вопрос: Вы можете солидаризоваться с его позицией, озвученной в открытых письмах жене Ельцина и в его выступлении в Совете Федерации?

Клим Жуков: В чем Михалков не прав по существу, он не определил, что такое "Ельцин-центр" как политический феномен.

Как политический феномен "Ельцин-центр" может существовать только в виде музея преступлений 90-х годов.

Ельцин – один из преступников той эпохи, которого, к сожалению, уже нельзя привлечь к ответственности по понятным причинам. Однако, преступления его налицо, жива и значительная масса фигурантов. Как можно прославлять развал государства? У нас было гигантское государство – а Ельцин, далеко не единственный и не основной виновник, но главный флагман процесса развала страны. И вот в честь этого персонажа у нас в центре Екатеринбурга было построено очень пафосное здание. Если уж построили, то сносить его глупо, а если уж построили его сразу как музейный комплекс, то почему бы не использовать его в таком виде? Только значение у этого музея должно быть диаметрально противоположное – музей преступлений 90-х годов, музей предательства СССР – нашей Родины. Не знаю, имел ли в виду это Михалков, но это в его словах не прозвучало.

Вопрос: Каким мог бы быть такой музей преступлений 90-х годов?

Клим Жуков: Если честно, я не знаю, как он должен выглядеть. Я не думал об этом до того, пока Вы не спросили.

Вопрос: Это вопрос к тому, что защитники "Ельцин-центра" обвиняют своих оппонентов в том, что они против института президентства, хороших кафе, против библиотек, удобных читальных залов, против лекториев, против красивой архитектуры - в целом против всего, чем является "Ельцин-центр", если забыть о его содержании.

Клим Жуков: Если честно, я не слышал ни одного высказывания противников "Ельцин-центра", которое можно было бы прокомментировать именно таким образом. Пускай предъявят мне слова тех, кто говорит, что надо сделать мрак и ад, снести здание, уничтожить прекрасные кафе и читальные залы, тогда обсудим. Лично я таких мыслей никогда не высказывал, повторюсь, если его уже построили, то не только можно, но и нужно использовать – здание капитальное, хорошее.

Вопрос: Отвергаешь – предлагай, как Вы считаете, стоило бы изменить содержание музея Ельцина?  

Клим Жуков: Экскурсии по "Ельцин-центру", которые выкладываются на видеосервисах, мультипликация, которая также выкладывается в Сети, рассказывают о Ельцине как о спасителе отечества. Ельцин же не только не спаситель, он преступник, который еще и крышевал других преступников. На наши с вами деньги построили музей вот такому персонажу.

Надо ли помнить Ельцина? Обязательно надо. Только правильную оценку давать его действиям. Категории "плохо" или "хорошо" относительными являются только на обывательском уровне, если кто-то украдет корову – ему будет очень хорошо. А тому, кого он обокрал? Ему будет плохо. Но если речь идет о массах, об устойчивых и исторически сформировавшихся группах людей, объединенных по принципу нации, по принципу общего языка, культуры и общего экономического хозяйства, категории "хорошо" и "плохо" – понятия уже абсолютные, а не относительные. То, что ведет к усложнению системы, к укрупнению ее, к повышению ее устойчивости, к умножению богатства составляющих это общество членов, к их благосостоянию, - хорошо, а все, что дает обратный результат – плохо.

Правление Ельцина связано с абсолютным злом для той системы, в которой мы родились, выросли и имеем шанс жить в дальнейшем. В таком контексте восхваление Ельцина - вопрос уже о том, на чьей стороне те, кто его славит. С нами или не с нами? Если не с нами, что это такое вы делаете в центре миллионного города на Урале на наши деньги, наши налоги?

Вопрос: "Ельцин-центр" угрожает судом Никите Михалкову, который процитировал слова замдиректора центра по науке Никиты Соколова, Михалков призывает Соколова "не реабилитировать генерала Власова и власовцев именем Бориса Николаевича". Сам историк утверждает, что сказал всего лишь о том, что закон о реабилитации репрессированных позволяет принимать заявки на реабилитацию в том числе и от бывших власовцев. Сам он поддерживает начало дискуссии на эту тему. При этом историк "Ельцин-центра" заявил, что не считает, что в современной России нужно считать врагами народа всех власовцев или казаков, воевавших, по его мнению, с СССР. Вы удивлены таким высказываниям из "Ельцин-центра"? 

Клим Жуков: Надо признать, что на самом деле они не призывали к реабилитации власовцев, или, может быть, я этого не слышал, а вот, то, как вы это описали, я слышал. Формально к реабилитации напрямую призыва не было, и не было намека на это, это было бы с их стороны просто глупо и самонадеянно.

Но с другой-то стороны, тут каждое лыко в строку. Сложно было бы ожидать какой-то другой деятельности от сотрудников музея, посвященного одному из главных преступников XX века – Борису Николаевичу Ельцину, его деяниям и его приспешникам.

В "Ельцин-центре" этого человека прославляют. Тут возникает вопрос: против кого у нас был Борис Николаевич Ельцин, который так гордо выкинул партбилет? Выступал он против Коммунистической партии Советского Союза. КПСС, как известно, кроме того, что партия коммунистическая, она еще и партия Советского Союза, что в данном случае самое главное, потому что СССР – это Россия, наша историческая родина, форма ее развития на новом историческом этапе.

Борис Ельцин выступал против Советского Союза. Против Советского Союза выступал и Власов тоже, а также Фон Панвиц, Краснов, Шкуро и вся эта сволочь, которая сражалась на стороне гитлеровской Германии, и все они в этом смысле коллеги Ельцина. Отсюда вывод – если у нас есть учреждение, прославляющее Бориса Ельцина, который был врагом СССР, России – нашей родины, то почему бы им не работать на реабилитацию Власова?

Допущенная мысль о возможности общественной дискуссии вокруг власовцев – говорит сама за себя. Власов был осужден как пособник фашистов, а фашизм – осужденная международным трибуналом система организации государства. Давайте даже абстрагируемся от дискуссии о различии капиталистов и коммунистов, потому что речь идет об абсолютном зле, и общественную дискуссию вокруг которого закончили еще на Нюрнбергском процессе. Больше не о чем тут говорить.

Если уважаемые сотрудники "Ельцин-центра" считают общественные дискуссии по поводу личности Власова и его возможной реабилитации необходимыми, они ставят вопрос о реабилитации фашизма в принципе. Тут уже даже не во Власове дело, а в том, чтобы пошатнуть основы современного мироустройства, например, Ялтинско-тегеранскую систему. Если можно подумать о том, не реабилитировать ли нам Власова, то через "запятую" нам придет мысль о том, что можно реабилитировать Степана Бандеру и его приспешников. Может, тогда "наши друзья" на Украине были правы? Таково, кажется, прямое, логичное развитие такого рода мыслей. Если я не прав, пусть меня в "Ельцин-центре" поправят. Дальше можно прийти к мысли, что Гитлер не преступник? А если Гитлер не преступник, то, может быть, преступником является Сталин? Тогда у нас и власть была преступная - управляющая настройка, которую построили преступники, разумеется, Ленин, Сталин и компания.

Тогда отдайте-ка Ленинград, Курильские острова отдайте, и начинайте платить репарации соседям: потомкам "лесных братьев", потомкам бандеровцев, потомкам белорусских коллаборационистов. Тут хочется спросить у сотрудников "Ельцин-центра", а где они возьмут деньги?

Вопрос: Но вам в ответ немедленно скажут, что вы просто боитесь дискуссии, боитесь широкого обсуждения. Мол, давайте сядем, обсудим, должна же звучать "правда", а "мифов" быть не должно, все надо обсуждать и так далее. 

Клим Жуков: А что-то еще неясно? Ну а если кому-то неясно, о чем с такими людьми говорить? Вот была война, в которой нас пришли уничтожать физически, как представителей хомо-сапиенс. Пускай почитают про план Ост, сколько миллионов людей согласно этому документу планировалось уничтожить одномоментно, сколько убить поэтапно.

Вопрос: Опять же скажут, что обсуждать реабилитацию конкретного генерала Власова или тех, кто воевал или расстреливал, даже не собираются. Речь о тех, кто попал остарбайтером в Германию, а там не выдержал и подмахнул какую-то бумажку, а на деле на фронте-то и не был, оружия в руки не брал. 

Клим Жуков: Вот обратите внимание, что был такой царский полковник, выпускник Военно-инженерной академии, советский генерал Карбышев (Дмитрий Карбышев, - прим. Накануне.RU), который попал в плен в очень серьезном возрасте. Прямо скажем, немолодой был человек и не богатырского здоровья. Он ничего не подписал, никакой бумажки.

Не просто сотрудничать отказался, но и нейтральным оставаться не захотел. За это он принял очень страшную, мученическую смерть. Это выбор каждого человека - так поступить или иначе. Расхлебывать последствия своего выбора тоже приходится каждому человеку самому. Не бывает немножко предателя. Я прошу прощения, но давайте представим себе, если уважаемый сотрудник "Ельцин-центра" возьмет отвертку, заточит ее слегка, и начнет тыкать ей по ночам прохожим в ухо, как мы на это отреагируем? Мы будем о нем говорить как о хорошем музейном сотруднике или как об убийце? Человек, подписавший соглашение о сотрудничестве с врагом собственного народа, - предатель. Как его еще назвать? Немножко предатель, чуть-чуть предатель, не совсем предатель? В военное время предательство, как правило, карается расстрелом, без суда и следствия, а просто по факту обнаружения такой деятельности. В Советском Союзе, отметим, никого, кроме самых "отличившихся", так и не расстреляли. А, может быть, зря? Их потомки, да и они сами (кто дожил), ходят теперь по площадям, "кидают зиги", надевают на себя петлицы с рунами, рассказывают, как они боролись с коммунистами, воспитывая себе смену. Если бы их не осталось, поступи Советский Союз даже по действовавшим тогда законам, наблюдали бы мы сейчас подобное? Добрая советская власть была. СССР был, наверно, одним из самых гуманных государственных образований в истории. Даже с такими подонками в нем цацкались и церемонились, невзирая на норму закона, которая позволяла без разговоров простреливать головы за бруствером.

Вопрос: Кстати, есть же и другой аргумент, которым часто стыдят противников "Ельцин-центра". Левая патриотическая общественность не может создать ничего подобного, ничего такого же увлекательного и интересного для молодежи, как новый музей в Екатеринбурге. Да и не только "красные" патриоты, но и объединись они с остальным патриотическим крылом, ничего подобного у них не получится.

Клим Жуков: А давайте просто поставим вопрос о выделении левой патриотической общественности 4 млрд руб. на такой проект? Левой общественности их кто-то выделяет? Что-то не припомню. Зато могу напомнить, что музей Ельцина это не инициатива снизу, а это инициатива сверху.

Если моя семья, например, обратится с просьбой построить огромный музей маршалу Жукову и попросит 4 млрд, я не думаю, что дадут хотя бы 4 млн.

Вот был патриотический проект – "28 панфиловцев", сделанный как раз по запросу снизу. Население смогло собрать 34 млн 950 тыс. руб., если не ошибаюсь, еще 30 млн нам выдало государство. Это все, на что сейчас может рассчитывать лево-патриотический сегмент. На 34 млн руб. музей не открыть, только если камерный небольшой музей сделать –  квартирник.
 
Оригинал публикации: http://www.nakanune.ru/articles/112434/


?

Log in

No account? Create an account